Звезда паддоков

Уже далекие пятидесятые славились автомобилями, по которым до сих пор вместе сходят с ума коллекционеры, специалисты и просто любители. Один из таких – на наших страницах.
В 1952 году руководство Daimler-Benz решило возобновить участие в гонках Grand Prix и к 1954 подготовить модель с внутренним обозначением W 196. Для инженеров спортивного отделения, которые к этому времени уже пожинали плоды славы сверхудачного Mercedes SLR 300 с мощнейшим 3-литровым 6-цилиндровым мотором с прямым впрыском, имеющего более двухсот «лошадей» в арсенале, это означало довольно серьезную смену планов. К выступлению на «Больших призах» немцы подошли со свойственной им скрупулезностью, позаботясь не только о серьезной технике, но и о хорошо оснащенных мастерских, способных быстро настроить спорткар на победу. Поскольку расписание гонок было плотным, и автомобили необходимо было оперативно доставлять к месту проведения очередного этапа, то перед конструкторами была поставлена задача создания динамичного перевозчика спортивных машин. Руководство компании поручило главному инженеру Хегелю разработку концепта с простыми словами: «Придумайте что-нибудь хорошее».

От будущего транспортера требовалась наивысшая – насколько это возможно для грузовика – скорость, не зависящая от степени загруженности, большая грузоподъемность и великолепные тормоза, которые также составляли неотъемлемую часть замысла. Команда инженеров, недолго думая и не создавая множественных чертежей, предложила поставить модель на трубчатую Х-образную раму от MB 300 S, зарядить мощью мотора Mercedes-Benz 300 SL, а концепцию интерьера и экстерьера позаимствовать у 180-й модификации.

Невероятная энергия вкупе с воображением инженеров и дизайнеров мощным потоком выплеснулась на создаваемый концепт, который к 1954 году завоевал звание самого быстрого перевозчика спорткаров в мире, став уникальным экземпляром в модельном ряду Daimler-Benz. Время, выигранное в пути, позволило бы механикам больше работать над автомобилем в боксе, готовя его к очередному старту. И разработчики транспортера не подкачали.

Х-образная рама от гоночного автомобиля была удлинена для того, чтобы обеспечить достаточно места для перевозки «спортсмена», – после переделки его база составила 3050 мм. Мощный «призовой» мотор с прямым впрыском топлива, скомпонованный с четырехступенчатой трансмиссией через однодисковое сухое сцепление, был размещен над передней осью грузовика. Жажда скорости не взяла верх над рассудком, который подсказал снизить мощность двигателя с 215 до 192 лошадиных сил. Но даже этого полностью загруженному трудяге весом в три тонны было достаточно, чтобы развивать скорость до 170 (!) километров в час. О схожих скоростных характеристиках «мечтает», наверное, и по сей день каждый современный грузовик. Что касается тормозов, то о подобных грезили все дальнобойщики того времени. Позавидовать было чему: барабанные тормоза с гидравлическим приводом на всех колесах и пневматический усилитель от Bosch хорошо справлялись с мгновенным снижением скорости тяжеловеса. Свежей идеей был еще один тормозной механизм – дисковый, между карданным валом и дифференциалом.
Вот, кажется, и все, что требовалось руководством от создателей транспортера. Но тут в дизайнерах заговорило горделивое «я» – ведь они всегда думают, что без их вмешательства войти в анналы истории автопрома практически невозможно. А поскольку это действительно так, то руководство предоставило художникам полную творческую свободу. Воспользовавшись ею, они поставили перед собой задачу подчинить дизайн автомобиля его скоростному нраву. От переднего бампера до заднего каждый элемент кузова продумывался, по большей части, в целях повышения аэродинамическиx показателей автомобиля. Центральная секция кабины автомобиля была позаимствована у MB 180, а затем расширена, хромированная решетка облицовки радиатора в стиле SL через фирменную «звезду» напрямую доставляла холодный воздух трудящемуся мотору. Верхняя часть кабины была слегка вытянута назад, нависая прямо над перевозимым Mercedes SLR или болидом «Формулы-1″, делая его важной составляющей аэродинамики перевозчика. Когда машину грузили на транспортер, она сливалась с ним, создавая впечатление руки, плотно сидящей в кожаной перчатке. Красивое зрелище! Рама, двигатель, радиатор, топливный бак – все было скрыто под элегантной металлической обшивкой. Удлиненные крылья плавно перетекали в погрузочную платформу, в элегантной манере закрывая колеса машины. Между передним и хвостовым отсеком крепились два запасных колеса, которые можно было в считанные секунды высвободить из-под кронштейнов и заменить. Сам гоночный автомобиль надежно удерживался стальными тросами за колпаки ступиц своих осей, что дополняло картину быстрой и безопасной перевозки спорткара. Машина сочетала в себе эффективность и экстравагантность, обеспечивая механикам драгоценное время для настройки болида, а созерцателям – улыбку на лице. Однако служба нашего грузовичка пролетела незаметно. Уже в 1955 году компания Daimler-Benz прекратила участие в гонках, и трудяга оказался никому не нужным. За время своей работы на более мощных собратьев этот малыш стал настоящей звездой в паддоках. Люди обожали этот грузовик, и многие приходили на соревнования лишь ради того, чтобы полюбоваться на него. Вокруг грузовичка крутилось столько легенд, касающихся его максимальной скорости, что однажды кто-то не выдержал и написал на заднем крыле автомобиля: «Max. Speed 105 m.p.h.» (169 километров в час). Это положило конец всем вопросам, но только не изумлению и восхищению почитателей уникального плода дизайнерской и инженерной мысли, зародившейся в компании Daimler-Benz.

К концу 1957 года грузовик бросил якорь в музее Mercedes-Benz. Команда, работающая на транспортере, уверила управляющих заведением в том, что пол музея не выдержит нагрузки и провалится под тяжестью грузовика. Помещение закрыли на реставрацию, а старичку нашли работу в отделе тестирования автомобилей компании Daimler-Benz. Со временем он стал требовать тщательного и дорогостоящего ухода за собой, поэтому в 1967 году руководство решило избавиться от него, превратив самый быстрый перевозчик спорткаров в мире в металлолом…

Спустя 25 лет после несправедливой расправы над тружеником возникла мысль хоть как-то исправить ошибку прошлых лет и воссоздать грузовик заново. Новое руководство немецкого автогиганта осознавало важность этого проекта. А раз уж судьба так жестоко распорядилась жизнью транспортера – участника исторических событий немецкого автоспорта, который представляет собой реальную ценность для нынешнего поколения, то необходимо было собрать двойника и возродить легенду. Поначалу вся работа сводилась к поиску рисунков, фотографий, чертежей машины, хоть чего-то, касающегося этой модели. Но вскоре, к сожалению, выяснилось, что автомобиль строился безо всяких набросков. Это осложнило дело, но не положило ему конец. В общем архиве были найдены некоторые записи, относящиеся к перевозчику, а обрисовать образ грузовика помогали воспоминания сотрудников тех лет. К 1993 году картина стала ясна: для воскрешения модели нет достаточного количества технического материала. Последняя надежда была возложена на работников музея, последнего пристанища обреченного. Их попросили вспомнить этот автомобиль и описать его. Шесть тысяч часов ушло на работу с хранителями искусства и восстановление схем системы рулевого управления, коробки передач, расположения тросов на платформе, конструкции заднего стекла и многого другого. Практически семь лет велась непрестанная работа по восстановлению грузовика. Некоторые детали удавалось извлечь из груды металлолома, в который превратился 14-летний старичок в 1967 году. Так, однажды была найдена фирменная трехконечная звезда Mercedes, украшающая некогда ступицу задней оси оригинала. Насколько же воодушевились конструкторы, когда она легко закрепилась на колесе воссозданной модели. Это означало одно – копия и оригинал идентичны друг другу, а значит, легендарный скоростной транспортер ожил. Лишь из соображений безопасности на него установили более современные дисковые тормоза от MB SL 1989 года. Изюминка же – диск между карданным валом и дифференциалом – оказалась пятым колесом в тормозной системе, и от нее отказались. Все остальные характеристики перевозчика 50-х – мощность мотора, конфигурация осей, передаточные числа в коробке передач, ковшеобразные сидения и обивка салона – были с точностью перенесены на восставшую из пепла модель. И однажды, когда копия представлялась публике, человек, видевший еще оригинал, с дрожью в голосе произнес: «Как же замечательно видеть возвращение этого грузовичка в строй».