Дакар, атас! Идет КамАЗ!

По-мальчишески задорный девиз команды «КамАЗ-Мастер» на русском языке был понятен иностранцам без перевода. Это же относилось и к лозунгу на английском: «KamAZ Champion – Show must go on». Как и год назад, наша команда взяла «золото», но досталось оно кровью и потом…Се ля ви, се ля «Дакар»В третий раз сложнейший и престижнейший в мире марафон стартовал из столицы Испании, отсюда и название «Телефоника Барселона-Дакар». На старт вышло на 22% участников больше, чем годом ранее. Львиную долю составили французы (38%), испанцы (13%) и итальянцы (11%); за ними – голландцы, бельгийцы (по 7%) и англичане (4%).27-й «Дакар» обещал стать самым непредсказуемым. Организаторы максимально усложнили жизнь участникам, ограничив скорость в населенных пунктах до 50 км/ч и «прижав» до 150 км/ч вне таковых. А чтобы жизнь не казалась медом, предупредили: за соблюдением ограничений будут следить через спутник. Первое превышение лимита каралось 30-секундным пенальти за каждый км/ч и штрафом в 300 евро, второе – 1 минутой и 500 евро, третье – 2 минутами и 1 000 евро. После четвертого следовало снятие с соревнований. Так, например, попал «под раздачу» один из экипажей Tatra.Но это только часть нововведений. В этом году организаторы существенно сократили число ориентиров, из-за чего многие экипажи даже с опытными штурманами блуждали по пустыне. Что говорить: экипаж Владимира Чагина двое суток ехал без еды! Хорошо хоть от жажды не страдали – спас запас воды на борту… Маршрут марафона организаторы проложили там, где «пехота не пройдет». На одном из таких отрезков завязла в солончаке Tatra Томечека, претендовавшая на подиум. Несколько часов «земляных работ» при откапывании машины отбросили опытный экипаж за пределы первой десятки. Опасность подстерегала гонщиков и в каменистой местности, где шины гибли от порезов. Мокрый песок отнимал у моторов драгоценные литры топлива, а трамплины из верблюжьих колючек то и дело ставили грузовикам «подножки».Новым стал и «закрытый парк», где после финиша на этапе автомобили до утра оставались неприкасаемыми. Ремонтировать технику дозволялось на следующий день, но уже за счет зачетного времени. В общем, организаторы сделали все для того, чтобы как можно меньше машин добралось до финиша, чтобы люди испытывали неимоверные нагрузки, чтобы телевизионная картинка была зрелищной, а «вести с полей» – впечатляющими. И добились своего…»Мы за ценой не постоим»?Еще до того как гонка подошла к своему экватору, на рукавах комбинезонов мотоциклистов появились черные ленточки. Это был траур по первой жертве «Дакара-2005″ испанцу Хосе Мануэлю Пересу, скончавшемуся в клинике от ранений и травм при падении. На следующий день настал черед двукратного триумфатора «Дакара» итальянца Фабрицио Меони, упавшего со своего байка на скорости 184 км/ч. Диагноз врачей – посттравматическая остановка сердца. Погибли также два бельгийских мотоциклиста из команды поддержки бельгийца Рене Деляби: в шлейфе африканской пыли их не заметил догнавший грузовик… Напуганные таким развитием событий, организаторы поспешили откреститься от ЧП, сославшись на то, что люди ехали вне зачета. Не взяли они на себя ответственность и за гибель пятилетней девочки, угодившей под колеса грузовика. Она вырвалась из рук родителей и выбежала на шоссе, когда выбывший из гонки автомобиль возвращался домой… Теперь вы понимаете, почему сами участники окрестили 27-й марафон «кровавым Дакаром»…Едва не обернулась трагедией история с машиной Ильгизара Мардеева. Механикам Запольскому и Голубу предстояло проверить работу системы предупреждения о приближении к максимальной скорости. Ночью они выехали в пустыню, но своим ходом уже не вернулись. КамАЗ совершил несколько кульбитов, при которых люди едва не простились с жизнью. Очевидно, механики не были пристегнуты и не надевали защитные шлемы, иначе бы травмы не оказались такими тяжелыми. Но «хорошо то, что хорошо кончается»: в настоящее время один из пилотов выписан из иностранной клиники и находится дома, второй проходит завершающую стадию лечения. Им, конечно, еще предстоит долгий период реабилитации, но об автоспорте можно забыть…На этом напасти 27-го «Дакара» не закончились. Вечером следующего дня загорелись кухня и шатер-столовая, где питались участники марафона. Полыхнула и добрая половина навесов, под которыми отдыхали и принимали пищу дакаровцы. К счастью, на этот раз обошлось без жертв. А вообще за всю историю «Дакара», начиная с 1978 года, на его этапах погибли 48 человек, включая 22 участников. Был и подрыв технички на мине, была и гибель болельщика от рук боевика… Больше, чем на этом «Дакаре», людей погибло только в 1989 году: 3 гонщика и 3 болельщика.Мустанги из Набережных ЧелновСтарт 27-го «Дакара» в категории Т4 не сулил камазовцам легкой жизни в предстоящие две недели. Практически каждый пятый грузовик мог бороться за победу, каждый четвертый – за подиум, каждый третий – за место в первой шестерке. Именитых соперников набралось столько, что впору было отсылать заявку в Книгу рекордов Гиннесса. Итальянец Микки Бьязон на Iveco EuroСargo, голландцы Ян де Роой и Ханс Бекс на DAF CF, чех Томас Томечек на Tatra и многие другие запросто могли бы стать героями отдельных книг.Под стать европейским пилотам была и техника. DAF снизил снаряженную массу автомобиля до 8 800 кг, а MAN и вовсе облегчил машину до 8 500 кг. КамАЗ-4911 Extreme оказался почти на полторы тонны тяжелее. Только по массе ЯМЗ проигрывал моторам конкурентов 300-400 кг (годом ранее – 500 кг), что в условиях гонки весьма ощутимо. Ярославцы обещают к новому «Дакару» сбросить с двигателя 50 кг, но ведь дорога ложка к обеду… В этом году DAF выехал на трассу с дисковыми тормозами, у нас остались барабанные. DAF выжал из мотора 900 «лошадей», Ginaf – и вовсе 950, у нас – только 830. Голландцы подняли кривую максимального крутящего момента до 3 200 Нм, у КамАЗа – 3 000 Нм. У того же DAF мотор объемом 12 л, у КамАЗа – 17 л (отсюда – и более высокий расход топлива: 120 л/100 км). Год назад КамАЗ выступал с баками по 420 л, в этот раз – по 450 л. Но это все равно меньше, чем у соперников: DAF оборудовал грузовики двумя баками по 600 л. Как ни крути, стартовые условия были не в нашу пользу. Оставалось уповать на мастерство экипажей и надежность техники.На штурм «песочницы» (как называют пустыню дакаровцы) «КамАЗ-Мастер» снарядил 25 человек и 7 единиц техники: 3 боевых машины, 3 технички и одну «передвижную гостиницу» (ее сделали накануне отъезда). В кузове-трансформере предусмотрены три спальных купе, душевая и кухня с холодильником. После раскрытия бортов «бабочки» образуется дополнительная площадь в 10 м2. В пустыне такой мини-кемпинг – все равно что пятизвездочный отель.В команде наконец-то появился врач. Сергей Михайлович Бубновский, руководитель клиники мезотерапии, быстро прижился в дружном коллективе и получил сразу два уважительных прозвища: Михалыч и Доктор. Поэтому команда подошла к «Дакару» в хорошей спортивной форме. Когда механик Андрей Мокеев получил травму позвоночника, встал вопрос о способности экипажа принимать участие в соревнованиях. Благодаря Михалычу он не только возобновил борьбу, но и выиграл гонку!А вам слабо?!В этот раз русские чемпионы испытывали беспрецедентный психологический прессинг. До порчи техники дело не дошло, но атмосфера вокруг предстоящей битвы грузовиков стала жаркой задолго до прибытия на «черный континент». Сложившийся статус-кво не устраивал многих, и прежде всего голландцев. У них под ложечкой сосало при мысли о том, что КамАЗ может сравняться по числу побед с Tatra. В этом году накануне гонки дафовцы дали интервью, в котором заявили: КамАЗ будет выброшен из гонки. И когда завертелась дакаровская карусель, на сайт «КамАЗ-Мастер» посыпались «поздравления» болельщиков голландской команды, воспроизвести которые на страницах журнала не даст ни один редактор. Русские спортсмены оказались на высоте и решили делом доказать «ху из ху».Уже со старта действующие чемпионы погнали на всю катушку. Темп гонки был взвинчен до предела с первых же километров. Полторы дюжины грузовиков бросились добывать лидерство: кто-то – чтобы отработать спонсорские контракты, кто-то – чтобы завоевать симпатии болельщиков, а кто-то и по другим мотивам. Скорость на трассе оказалась просто сумасшедшей, и было ясно: добром это не кончится. Обгоны – с максимальным риском, езда – на грани фола.Первая серьезная неприятность поджидала российскую команду в самом начале ралли, когда из зачета выбыла техничка Ильгизара Мардеева. Экипажи лишились оперативной поддержки запчастями и топливом. По закону подлости случилось это именно в тот момент, когда помощь была нужна как воздух – на двухдневном этапе-марафоне. Участок протяженностью 660 км оказался на редкость тяжелым, и расход топлива достиг уровня 150 л/100 км. Никто на это не рассчитывал, и потому многие встали из-за преждевременного опустошения баков. К счастью, в экипаже Кабирова вовремя заметили высокий расход топлива. Фирдаус тут же вспомнил про арифметику и начал перемножать километры на потребление солярки. По всему выходило, что до финиша не хватит. Тогда пилот сбросил скорость до 80 км/ч и стал контролировать обороты в диапазоне 1 700-2 000 об/мин. В целях экономии пришлось выключить вентиляторы промежуточного охлаждения воздуха и потушить «люстру» из дополнительных фар. Финишировал 520-й КамАЗ, как в кино, – на последних парах топлива. И не прояви пилот смекалку, трудно сказать, достался ли бы команде «Золотой бедуин» на этот раз.[v1]Злой рок преследовал и экипаж № 515, ведомый Владимиром Чагиным. В середине спецучастка пробило прокладку головки блока цилиндров, вытекла охлаждающая жидкость и мотор начал перегреваться. Хорошо еще, что успели это вовремя заметить, а то бы «поймали клина». Пробой стал следствием высоких нагрузок: температура наддувного воздуха поднималась до +130 °С, тогда как при нормальном режиме она почти вдвое ниже (+70 °С). Остановка с такой поломкой означала только одно: надежда на победу тает, как медуза на солнце. Среди возимых с собой запчастей прокладки не оказалось – такой дефект впервые «выплыл» за все годы участия в «Дакаре». В техничке все это было, и окажись она рядом, потеряли бы часа полтора, не больше. А так пришлось проявить русскую смекалку и изворотливость. Металла толщиной 1.8 мм на автомобиле не оказалось, и тогда прокладку соорудили из выпрямленной крышки топливного бака. Причем закрутили так, что два дня на ней ездили. Отвернуть смог только сам Чагин, который ее намертво и «присобачил».На прокладке экипаж потерял 5 часов, но проблемы на этом не закончились. В 60 км от финиша 515-й встал окончательно – баки опустели. Не хватило всего каких-то 50 л. Организаторы, понимая свою ошибку, наутро увеличили время-максимум до 12 часов следующего дня вместо первоначальных 4 часов утра. С рассветом вертолеты стали доставлять топливо разбросанным по пустыне экипажам, игнорируя тех, кто был рядом. Помня о том, что «спасение утопающих – дело рук самих утопающих», экипаж Чагина нашел выход и из этой тупиковой ситуации. В конце концов удалось купить полбочки топлива у местных жителей за 400 евро. Но ведь дорога ложка к обеду. А так получили штраф в 10 часов. Он-то и перечеркнул надежды действующего чемпиона.Говорят, пришла беда – отворяй ворота. КамАЗу № 515 не повезло и при движении по лесу. На большой скорости под днищем застряла Бог знает откуда взявшаяся коряга, с мясом вырвавшая пневмосистему. Пока ее собирали, опять потеряли драгоценные часы и минуты. Впрочем, к этому времени первый экипаж уже работал на вышедшего в лидеры Кабирова. Но Фирдаус был настолько сконцентрирован, что помощь ему не потребовалась. Русские долго запрягают. Зато быстро ездятНа следующем этапе-марафоне 520-й едва не сглазили: автомобиль Кабирова лишился… кузова. Такая же напасть в начале гонки случилась с КамАЗом Чагина, но тогда надстройку взяли с машины Михайловского. Теперь же впервые меняли кузов в процессе гонки. Донором стала техничка. На наше счастье, в связи с многочисленными поломками в других экипажах в этот день «закрытый парк» отменили. Однако помощь механиков была запрещена, и вместо того чтобы спать, экипажи ремонтировали кузов. Наутро, когда две наши технички выехали на заправку, расположенную в пятистах метрах от бивуака, дафовцы позвонили организаторам и попросили пересчитать количество КамАЗов. Раз уж не могут одолеть ребят на трассе, так хотели здесь ущипнуть… На информационном стенде не без их стараний появилась заметка: «Два КамАЗа выезжают за пределы бивуака. Им требуется техническая помощь. Что будет дальше?» А дальше наши показали им то, что в свое время обещал показать американцам Никита Хрущев.КамАЗы оказались надежнее техники соперников. На грузовиках DAF неоднократно разбирались мосты и менялись подшипники, переставлялись бортовые редукторы, рессоры и амортизаторы, варились рамы. На чешских Татрах в один день «накрылись» приводы. У некоторых отрывались колеса. Ехавшего вторым DAF Ханса Бекса сняли с гонки из-за отклонения от регламента: замененной рессоры, увеличенного диаметра патрубков системы охлаждения воздуха и пластикового бампера, поставленного взамен стального. А вот у КамАЗов, как ни измеряли колесную базу, как ни проверяли диаметры патрубков и параметры стабилизатора поперечной устойчивости, так ничего и не нашли.В ночь перед последним этапом 27-го «Дакара» русские спортсмены устроили традиционное купание чемпиона и руководителя команды в бассейне. У попавшего под руку гостя «искупался» и загранпаспорт, и бумажник. Но это такие мелочи по сравнению с тем, что сделали ребята из Набережных Челнов! По традиции на финише их встречал и генеральный директор ОАО «КамАЗ» Сергей Когогин, и полторы сотни специально прилетевших туристов.Запомним эти цифры и факты: экипаж № 520 в составе пилота Фирдауса Кабирова, штурмана Айдара Беляева и механика Андрея Мокеева стал победителем 27-го ралли-марафона «Барселона-Дакар» в зачете грузовиков и занял 10-е место в абсолюте! Он оставил позади более 60 грузовиков, опередив серебряного призера – японца Йошимаси Сугавару на Hino на 6 часов 4 минуты и 19 секунд. У бронзового призера – итальянца Джузеппе Висмары на Mercedes-Benz наш чемпион выиграл 6 часов 46 минут 28 секунд. Так кто кого выкинул из «Дакара»?!