БИЗНЕС, КОТОРЫЙ ПРИНОСИТ УДОВОЛЬСТВИЕ

БИЗНЕС, КОТОРЫЙ ПРИНОСИТ УДОВОЛЬСТВИЕ
Наша сегодняшняя встреча с генеральным директором компании Brevag Auto Валерией Седовой. Компания, которую она возглавляет, занимается продвижением выставочных автомобилей Audi.
Этот сегмент пока необычен для российского рынка, поскольку такие машины нельзя отнести ни к новым,
ни к подержанным.
«Колёса»: Валерия Владимировна, в России бизнесом вообще и тем более продажей автомобилей занимаются преимущественно мужчины. Как получилось, что Вы начали заниматься этим «неженским» делом?
В. С.: Я закончила Кораблестроительный институт и еще в советское время по своей прежней специальности была приглашена на работу в Германию. Позднее я попала на стажировку к одному из сильных дилеров Audi. За границей работала до начала 90-х. Я наблюдала за началом развития автомобильного бизнеса в России из Германии. Еще в то время мне предложили организовать дилерскую фирму по продаже в Россию и страны Балтии автомобилей Audi и Volkswagen. Но я была к этому не готова. Тогда в Петербурге все только начиналось: здесь работал лишь один дилер Volvo.
Вообще я считаю продажу автомобилей серьезным мужским бизнесом. И получать статус дилера не хочу, поскольку к нему предъявляются жесткие требования. По натуре я — эмоциональный человек. Для меня важно получать удовольствие от того, что я делаю. И вот, когда два года назад мне предложили по старым контактам стать дистрибьютором немецкой фирмы и продавать в России выставочные автомобили Audi, я согласилась. Такими машинами интересно заниматься. Это необычные, я бы сказала, штучные автомобили. Выставочные машины обязательно эксклюзивны. Над каждой из них индивидуально работает дизайнер, который, зная возможности производителя, подбирает опции, комбинирует цвета. И поэтому в них есть масса нюансов, которые создают атмосферу шика Audi. При заказе «нулевого» автомобиля все это заранее не предусмотришь. К тому же, насколько я знаю, в России эта услуга больше никем не продвигается.
На Западе такие автомобили очень популярны. Расчетливые немцы понимают, что это практически новые машины, прошедшие перед продажей повторное тестирование на заводе. Они выставляются на мировых автосалонах в течение года, их пробег не превышает несколько тысяч километров. Некоторые машины, поступающие к нам, даже еще имеют гарантию. Завод дает на них хорошие скидки, и с учетом богатой комплектации они получаются дешевле серийных. Но сравнивать их с серийными некорректно: ценовая политика на них строго индивидуальна.
«Колёса»: Означает ли это, что Ваши клиенты отличаются от покупателей новых машин у дилера?
В.С.: Люди, которые приходят к нам, хотят чего-то необычного, они к этому готовы. Это для них важнее, чем цена автомобиля. Они могут купить машину и дороже намеченной суммы, если она им понравится. Наши клиенты — люди творческого склада. Но они обязательно поклонники Audi. Мне очень приятно общаться с ними. Часто они приходят семьями. Хотя мужчины покупают машины для себя, но обычно советуются с женами. Многие из них позднее звонят нам и благодарят. Это говорит о том, что претензий к нашим автомобилям нет. Ведь всегда немного боязно, вдруг кто-то останется недоволен приобретением. Причем, некоторые клиенты приезжают к нам из Москвы, Мурманска, даже Сургута.
Больше всего покупатели интересуются моделью А6. В прошлом году чаще брали версию с передним приводом, в последнее время стали чаще спрашивать Quattro. Состоятельные люди охотно покупают А8. В этой машине есть все. Выставочные А8 в Германии на некоторое время предоставляются чиновникам Бундестага, которые, кстати, вообще предпочитают Audi BMW и Mercedes Benz. А вот TT и A2 не вызывают серьезного интереса. На мой взгляд, это не наши машины. Все-таки люди в России не настолько богаты, чтобы покупать такие «игрушки». Но вообще работа с клиентом долгая и трудная.
«Колёса»: Как складываются Ваши отношения с местным дилером Audi?
В. С.: Никак. Мы не занимаем их нишу, у нас совершенно другой статус. Мы даже рекомендуем своим клиентам обращаться к ним на сервис. Хотя, конечно, мы можем забирать друг у друга потенциальных покупателей. Но все же мы им не конкуренты. Есть люди, которые хотят непременно новый автомобиль. Дилер может предложить только то, что есть на заводе, а мы находим эксклюзив. Выставочных автомобилей имеется большое разнообразие и по цене, и по пробегу. Сейчас мы даже стали сознательно ограничивать число вариантов, которые предлагаем клиенту. Иначе, действительно, бывает трудно выбрать. Поэтому мы сначала интересуемся, как будет эксплуатироваться машина, пытаемся понять характер человека, а затем рекомендуем наиболее подходящий, на наш взгляд, вариант.
«Колёса»: Складывается впечатление, что проблема конкуренции Вас сильно не беспокоит. И все же Ваше отношение к серому дилерству?
В. С.: Здоровая конкуренция всегда полезна — она двигает бизнес. Люди нелегко расстаются с деньгами. Покупатель долго выбирает машину. Вообще автомобильный бизнес в России трудный. Но еще раз подчеркну: у нас свой сегмент. Перед выходом на рынок нами была проведена серьезная маркетинговая работа.
От официального продавца клиент рассчитывает получить надежные услуги. Он хочет, чтобы его машину «вели». Поэтому недавно мы заключили договор с небольшой станцией на обслуживание наших клиентов. А в планах — строительство собственной станции. Но нужна она прежде всего не ради получения дополнительной прибыли, а чтобы не бросать клиента. А у серых дилеров свой покупатель с совершенно другой психологией. Он больше рискует, но готов к этому.
«Колёса»: Какое место в Вашей жизни занимает бизнес?
В. С.: Я не считаю, что целью жизни должны быть деньги. Они нужны для того, чтобы жить и отдыхать с семьей. Для этого мы и работаем. Но не для того, чтобы ставить под угрозу свое здоровье и личные привязанности. Все должно быть сбалансировано. Бизнес не должен быть самоцелью.
В Германии я приучилась работать «от и до». Если работник не успел что-то сделать в течение рабочего дня и задерживается, значит он много отвлекался. Я хочу, чтобы мои подчиненные после окончания рабочего дня шли домой, в семью. Не нужно «жить» на работе. Конечно, если неожиданно вечером приедет клиент, мы не откажем и будем с ним работать. Но ведь и с клиентом можно договориться о разумном времени встречи. Важно организовать процесс. Иначе дела затягивают. Бизнесмен перестает понимать, что ему делать дома. И он придумывает, что надо сидеть на работе. И задерживает подчиненных.
У меня есть подруги, которые с головой ушли в дела. У них изменились глаза — там появилась какая-то пустота. Оттого, что эти деловые женщины постоянно решают какие-то внутренние проблемы. Конечно, я понимаю, что их жизнь вынудила стать такими, но все же… Я лучше откажусь от части денег, чем пойду на конфликты с партнерами и лишу себя душевного спокойствия.
Вообще-то в России женщина — довольно редкое явление в бизнесе. На Западе — это не так. Там считается, что женщины-менеджеры более ответственны и даже более честны. У нас эту нишу заняли мужчины, поскольку изначально бизнес развивался трудно. Необходимы были большие средства. Ведь многие нынешние официальные дилеры, постепенно развиваясь, выросли из серых.
Кстати, немецкие партнеры приходят в ужас от того, как приходится в России работать. Постоянно меняются какие-то законы и правила. Нормальному российскому бизнесмену это совершенно не нужно. Наша реальность вынуждает людей быть изощренными. А вообще опыт общения с немецкими друзьями убеждает, что у всех людей схожие проблемы. Но живут они гораздо лучше нас.
«Колёса»: В России у разных марок немецких машин сложился определенный имидж. А кто, по Вашим наблюдениям, те немцы, которые покупают Audi, BMW, Mercedes Benz и Opel?
В. С.: BMW — это автомобиль для людей, любящих спортивный стиль. Правда, в Германии из него может выйти экзальтированная женщина, которая будет устраивать скандалы. Mercedes Benz — крепкая, выносливая машина. Она для тех, кто много ездит. Audi по имиджу считается более респектабельной, чем VW. Как я уже говорила, чиновники Бундестага предпочитают именно Audi. К Opel такое же отношение, как в России к «Запорожцу». Но вообще у каждой марки есть свои приверженцы. Например, если на VW стоит брэнд знаменитой музыкальной группы, то машина становится очень дорогой. Кстати, несмотря на слияние VW и Audi, марка сохранила прекрасных инженеров и дизайнеров и, конечно, богатую историю. Это было прежде всего слияние денег.
«Колёса»: Как Вы строите взаимоотношения в коллективе?
В. С.: Мои немецкие партнеры говорят, наш коллектив — семья. Я не научилась быть строгим руководителем. Но никто из моих подчиненных не злоупотребляет этим. Каждый знает, что ему делать. Это небольшая команда единомышленников, которые меня не обманут. Я совершенно спокойно могу уехать.
«Колёса»: Какой у Вас автомобиль?
В. С.: Сейчас Audi 80. И не только потому, что я возглавляю фирму, которая торгует автомобилями этой марки. Просто это крепкая машина, хорошо зарекомендовавшая себя на российских дорогах.
«Колёса»: Как Вы проводите свободное время? Ваши увлечения?
В. С.: С детства я увлекаюсь живописью, рисую акварелью. Это успокаивает нервы. Я училась в школе при художественном училище им. Репина. Для поддержания формы хожу в тренажерный зал. По делам я часто бываю в Германии, но живу в России. Я очень люблю свой дом и всегда туда хочу. У меня взрослый сын. Я не люблю больших тусовок, где собираются чуждые мне по духу люди. Я предана своим друзьям и по возможности помогаю им. Вообще мое кредо: живешь сам — дай жить другим. И стараюсь не обижаться на тех старых знакомых, кто тихо завидует, ничего не делая для того, чтобы изменить свою жизнь.Интервью: Александр Заводов
Фото: Роман Останин